Apr. 28th, 2016

blinda_gafel: (Default)
 Продолжение дедушкиных военных рассказов разного времени. © Ю.М. Ткачевский
"… Первый мой настоящий полет был из Орехова-Зуева. Перегоняли самолеты на небольшой аэродром в Суково. Летели мы с опытным пилотом Баркаловым. А я карту забыл взять! Пилот мне: давай курс! Ты, удивляется, что же, даже в карту не смотришь? Нет, отвечаю, у меня карты. Забыл! Ну, говорит Баркалов, влипли мы с тобой! Но ничего, я помнил, сколько минут лететь каким курсом, и мы сели в Суково. А три четверти полка – во Внуково. Промахнулись. Сели мы, подходят к нам раздраженные командир и штурман полка: все заблудились, а вы прилетели. Покажи карту! Нет, отвечаю, карты, забыл я ее! По памяти курс прокладывал. Ну, говорят, ты будешь летать!
… Как-то мы уже с другим пилотом, тоже Юрой (Моргуновым), должны были гнать из Сибири в Кубинку самолет, который там отремонтировали. То ли из Омска, то ли Томска, сейчас не вспомню (туда добирались поездом). Долетели на самолете до Казани, остались ночевать в общежитии. И там у моего пилота украли шинель. А зима! Я дал ему свой свитер. У нас хорошие были свитера, верблюжьей шерсти, вероятно. Приходим мы на аэродром, – я в шинели, а Моргунов в двух свитерах – моем и своем, вот и наш самолет – а парашютов в нем нет! Украли парашюты! А рядом стоит такой же ПЕ2, но совсем новый, с иголочки. И с парашютами. Ну мы его и угнали в Кубинку. Командир смотрит — самолет новый. Как так? Откуда? Мы объяснили. И он нас от греха подальше отправил на Диркульский аэродром, юго-восточнее Харькова...
… А в 1944-45 летал я уже с Лешей... Ну пусть будет Картузовым.
Другие штурманы с ним не очень хотели летать, а мы с ним летали хорошо. Спросишь его:
– Леша, где мы находимся?
– А хрен его знает...
– А куда мы будем курс держать?
– А на солнышко!
– Леша, сейчас 12 часов дня. Ты знаешь, куда мы тогда прилетим?
– Куда?
– В Грецию!
– Ну тогда я немножко левее возьму!
Хороший был человек Леша, только выпить любил. А так добрый и очень был мне предан.
В Братиславе в самые последние дни войны Леша выпил, обезоружил солдата, который охранял квартиру комполка, и кричал: «Пока Ткачевскому не дадите следующего звания, командира не выпущу!»
Я пошел его отвлечь. А он на меня винтовку направляет: «Уйди, – говорит, – не мешай, я же за тебя борюсь!» Я ему зубы заговорил, а сам хватаюсь за винтовку и на нее падаю. А Леша меня ножиком в спину. Потом сам на руках в санчасть отнес. Ранение было слабенькое, не проникающее, даже зашивать не стали.
Хороший, добрый был человек Леша, и летали мы с ним хорошо. Когда передислоцировались из Братиславы в Луганск (тогда Ворошиловград), мы с ним все истребители полка, ЯКи, привели – были ведущими эскадрильи. Очень это был неприятный перелет. Мы прилетели и крутились над аэродромом, ждали, когда сядет последний самолет. И я сразу снял комнату и поехал за Ниной. Леша и тут проявил свою мне преданность: когда Нина приехала, он у нее Мопассана отнимал: «Это развратник! Тебе нельзя такое читать!»
Недели через три меня послали в Вену на восемь месяцев. А Лешу демобилизовали с двумя орденами красного знамени. Он потом работал слесарем в мастерских. Хороший был парень."
blinda_gafel: (Default)
До 9 мая осталось 10 дней. Открываю сегодня окно, а оттуда динамики - слов не слышно, но по фальшиво-восторженным интонациям все ясно. "Взвейтесь да развейтесь!"
Натурально, возрастает интерес к ветеранам как к патриотизмоемкому ресурсу. Так что семьям, где есть живые участники войны, надо держать ухо востро.
О моем дедушке возжелали написать на его малой родине, в "Нижегородской правде". Направляю им ссылки на свои блоги как на источники достоверной информации, предлагаю ответить на все интересующие вопросы.
В результате сегодня ночью на сайте газеты появляется статья Валерия Татаринцева, в которой среди прочего говорится. что Юрий Матвеевич верен завету Сталина "ни шагу назад" (это при том, что он "сын врага народа" и убежденный антисталинист) и до сих пор заведует кафедрой уголовного права и криминалистики МГУ (на самом деле не заведует уже лет 30 с лишним, а насчет слияния в одну этих двух кафедр эмгэушный юридический народ поймет красоту фразы).
Пишу письмо автору материала. Исправляет. Ладно. Дедушкина репутация спасена, тогда уже пишу письмо про себя - а фигли было в материале ссылаться на меня и вставлять мне в рот прямую речь восторженной эмоциональной дурочки с междометием "ой" и словом "подстава"? Изменим мою прямую речь на то, что я и вправду говорила, или переведем в косвенную, а? И получаю ответ со смыслом "суди, дружок, не свыше сапога".
Главное, я всегда советую студентам: если даете интервью, непременно требуйте текст на согласование перед публикацией. Меня извиняет то, что никто меня не предупреждал, что я даю интервью. В общем, хотела сказать: "Никогда не заговаривайте с журналистами". Но нет, журналисты бывают разные. Короче говоря, слова, что мне Валерий Татаринцев приписал, я не говорила. Хотя те, кто меня читает, и так это поймут.
UPD: Говорят, бумажная версия газеты успела выйти с фразой о верности сталинскому призыву. И самое интересное, что автор статьи недоумевает - а в чем вообще проблема? Ну сфальсифицировал значительную часть статьи. Так ведь люди читают, им нравится! Действительно, зачем проверять информацию, брать настоящее интервью - сойдет и так! Лишь бы не отступить от своего творческого замысла и угодить читателю.
А ведь это  ст.152 ГК РФ - распространение ложных порочащих сведений.

Profile

blinda_gafel: (Default)
blinda_gafel

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios