Jul. 14th, 2016

blinda_gafel: (Default)



2010 год запомнился сорокоградусной жарой, дымом от торфяных пожаров, горячей водой в Волге, в которой плавала дохлая, как будто сваренная в ухе, рыба. В середине Мошковского залива за счет теплого сброса от электростанции вода достигала, как мне кажется, градусов пятидесяти.

В то лето я дозрела до того, чтобы перегнать парусную доску из Дубны (где перспективы ее хранения становились все менее надежными) в Мошковский залив, в Крапиву (где летом можно держать ее на берегу, а зимой пользоваться миколиным гостеприимством). Поделилась планами с К.П. К.П. предложил отвезти меня к Дубне под мотором, а потом пройти со мной на моторе в режиме сопровождения. В тот день задул отличный попутный ветер из Дубны, и я уже предвкушала, что при таких условиях пролечу под парусом весь маршрут часа за 3.

Рано утром выдвинулись с К.П. из Крапивы в сторону Дубны. Когда до Дубны оставалось уже всего ничего, на о-ве Могильном остановились перекусить. После этого мотор, разумеется, не завелся, и мы с К.П., сменяя друг друга на веслах через каждые 20 минут, возвращались в Крапиву. Дошли где-то к полуночи.

На следуюший день спозаранку я отправилась в Дубну самостоятельно (тузик-автобус-автобус-паром-маршрутка), а часов в 12 дня стартовала от дубнинского причала на доске, прихватив с собой литр воды, пакетик орешков, весло, ветровку и герму с телефоном. Первые пару километров по набережной шли, провожая меня, дубнинские друзья – Таня с Олегом. Естественно, от вчерашнего приятного попутного ветра ничего не осталось. Слабо дует в морду. Лавируюсь. Чтобы не перегреться, регулярно прыгаю в воду. Ближе к плотине плотность дохлой рыбы на поверхности воды становится такой высокой, что охота купаться совсем пропадает. Прохожу «Аппендицит», перетаскиваю доску через дамбу. Самое трудное — дождаться перерыва в потоке машин. Перебегая дорогу с парусом, задеваю обломок ограждения. В парусе остается дырка. Обидно. Стартую уже по морю. Надежда на то, что на море будет дуть по-другому, не оправдалась. Все тот же слабый мордотык. Зато дохлой рыбы не так много. Лавируюсь, купаюсь, пью воду, ем орешки. К вечеру дохожу до Шевницы и решаю заправиться питьевой водой и ночевать там на травке под парусом – благо, переохлаждение мне в такую погоду точно не грозит, а комары от жары все перевелись. Между тем совсем штилеет. Кладу парус на корму, отвязываю весло и начинаю потихоньку грести в сторону острова. Вот тут ко мне и подошел на катере хороший человек Илья и спросил, все ли в порядке. Все, говорю, в порядке, только в парусе дырка, да и ветер кончился. Поэтому добираюсь до Шевницы, чтобы там заночевать. Узнав, что на Шевнице меня никто не ждет, Илья зазвал меня ночевать в их лагере на Уходово. Затащили доску и парус на катер и поехали. В лагере Ильи меня накормили гречкой с тушенкой, налили стопку водки и кружку чаю и проводили в свободную гостевую палатку, так что спать на травке под парусом и не пришлось. Жаль только, мои попытки заклеить парус нашедшимся у Ильи скотчем не увенчались успехом. На рассвете, написав на песке Илье «спасибо», выдвигаюсь в путь. Ветер все тот же мордотык, только еще слабее, поэтому дым от торфяных пожаров не уносится; видимость в дыму метров 15-20; поднимается красное солнце. Лавируюсь.

Из дыма прилетели две птички, одна из них села мне на парус (на лату) и некоторое время сопровождала меня. То ли была очень уставшая, то ли в дыму меня не рассмотрела, то ли от интоксикации у нее крыша поехала и она уже ничего не боялась. Да, думаю, таким манером долго же я буду еще в пути, а в середине дня надо быть уже в Крапиве, встречать народ, который туда приедет.

Тут из дыма появилась яхта, идущая под мотором. Эй, кричу, если нам по пути, то, может, подтащите меня, а то совсем не дует. Очень хорошим человеком оказался капитан «Омеги» Вячеслав; подняли мы доску на палубу, и он подвез меня от Грабиловки до Плывучих островов. А тут и ветерок какой-никакой задышал. Так что часов в 10 утра я, свежая и отдохнувшая, подошла к нашему причалу в Крапиве (Гондурасу). На причале в то время народ вкушал на завтрак дыню и спросил меня: откуда? Из Дубны, честно отвечаю.

В прошлом году в электричке Конаково-ГРЭС – Москва разговорились с барышней. А, говорит, вы с парусного берега, так я слыхала, что у вас народ ходит на парусной доске из Дубны и в Дубну, даже тапочек не замочив. По этой фразе я сообразила, как образовалась легенда: это Миша потом про меня рассказывал, что я пришла из Дубны на доске с рюкзачком и в сухих тапочках. Что, конечно, было некоторым преувеличением.

Когда я добежала до лагеря, дожевывая ломоть дыни, на столе лежали еще свежие пирожки, которые, как потом выяснилось, принес К.П. До них даже птицы не успели добраться. Сварила кофе на костре и позавтракала. Приключение закончилось. Надо ли говорить, что через пару часов задул прекрасный ветер из Дубны!

Мотор К.П. вскоре починил, а парус удалось заклеить специальным скотчем.

Profile

blinda_gafel: (Default)
blinda_gafel

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 07:03 am
Powered by Dreamwidth Studios