blinda_gafel: (Default)
[personal profile] blinda_gafel
"В первый класс я пошел в городе Козлове (позже переименованном в Мичуринск). В школе внедряли бригадный метод обучения. Всех ребят разделили на бригады, и самых толковых назначили бригадирами. Бригадиры отвечали у доски, писали контрольные работы, а оценки за это ставили всей бригаде. Нашим бригадиром была очень грамотная девочка, Лида, фамилию ее я долго помнил, но сейчас забыл. Благодаря бригадному методу первый класс я окончил отличником, не умея отнять семь от девяти. Зато я много читал. Например, читаю как-то «Робинзона Крузо», подходит ко мне какая-то тётя и начинает охать и ахать, что мне мол рано такие книги читать. Я тогда очень удивился — мне все в этой книге было понятно.
Когда отца перевели на работу в деревню Чернянку (это была Украина), я пошел в украинскую школу. Сидел за последней партой, и меня ни разу не спросили. В школе были бесплатные обеды — кормили супом с галушками. Галушками, плотными и скользкими, было хорошо бросаться. Половину галушек съешь, а остальные рассуешь по карманам и во время перемены кому-нибудь в лоб — бац! Несмотря на обеды, в школу я ходил нечасто. Обычно просто уходил из дома, немного погуляю и возвращаюсь обратно. Мама ни разу не спросила меня, почему я так рано вернулся — пришел, и ладно.
Затем мы переехали в Ливны, и из-за переезда я год не ходил в школу. Потом врачи сказали, что у меня слабое здоровье, и мне надо отдохнуть. Я отдыхал еще почти год. В конце учебного года я все-таки решил записаться в школу. В Ливнах раньше были мужская и женская гимназии - добротные здания, стоявшие друг против друга. После революции ввели совместное обучение, и это стали просто школы, из которых я мог выбирать. Я вначале пошел в ту, которая была прямо на нашей стороне улицы. Зашел в класс, говорю, что пришел учиться. Учительница сразу вызвала меня к доске: «Пиши: «Иван Иваныч ходил по комнате и плевал на пол». Я написал, и, кажется, довольно прилично. Тогда она сказала: «А теперь раздели в столбик 105 на 5». Я и слов-то таких не знал — «делить в столбик»! «Все ясно, – говорит учительница, – ты останешься на второй год. Садись за последнюю парту с Адамовым. Он у нас тоже второгодник, вот и будете сидеть вместе». Я сидел за последней партой с Адамовым до самого лета, а потом думаю: «Что это я останусь на второй год!» И когда окончились каникулы, отправился в другую школу, зашел в пятый класс, сказал свою фамилию, и меня записали. Я сел за свою любимую последнюю парту и стал учиться, на удивление прилично – в математике я как-то разобрался. Через полгода мне говорят: «А что-то у нас документов твоих нету! Получается, что тебя у нас нет!» «Как это нет, - говорю, - вот же он я, Ткачевский!» В общем, как-то все утряслось.
В школе у нас был учитель музыки, который играл на скрипке, а мы должны были петь. Он во время нашего пения не стоял на месте, а ходил со своей скрипкой, наигрывая, между рядами и прислушивался. Если замечал, что ученик халтурит, не поет, прерывал игру и – хлоп смычком по голове! Как-то раз, проходя мимо меня, остановился, послушал и велел: «Пой один!» А песня была «По долинам и по взгорьям...» Там были слова: «Наливалися знамена кумачом последних ран...». А я тогда услышал эти слова как «Наливалися знамена кумачом в последний раз...» и так спел. Ух как наш музыкант возмутился – бац мне по затылку смычком! Это, конечно, была опасная по тем временам ошибка.
В Ливнах отец был репрессирован. Из-за того, что, будучи секретарем райкома, проявил «политическую близорукость» (подчиненный украл бланк партбилета и променял на барана; его расстреляли; а раз отец не разглядел в подчиненном врага, значит, был политически близоруким; еще отцу припомнили знакомство с Варейкисом, который был расстрелян как враг народа). Отца исключили из партии. Работы для него не было. Настали тяжелые времена. Я носил людям воду и колол дрова за деньги. В школе мне, как сыну врага народа, сказали сидеть за последней партой, а лучше и вовсе не приходить. Но я все-таки приходил и садился за последнюю парту.
Вообще-то в школе я учился плохо, экономил силы для учебы в авиационном училище. Домашнее задание не сделал ни разу в жизни! Да и условий дома для занятий не было. Вместо письменного стола был ящик, писать на нем было невозможно. Правда, я всегда очень много читал (брал книги в библиотеке, у знакомых), неплохо разбирался в географии, знал кое-что из биологии. Но, поскольку у меня сложилась репутация посредственного ученика, мне и по этим предметам ставили плохие оценки. К тому же, я нередко раздражал учителей и сбивал с толку лишними вопросами. Например, донимал учительницу литературы придирками к Некрасову: почему «был сильный мороз», а лошадка запряжена не в сани, а в воз, почему «хворосту воз», а спрашивают про дровишки, почему у «малюточки» бас?
Потом уже, в авиационном училище, оказалось, что все важно – и физика, и математика, пришлось мне и в них разобраться. Училище я уже окончил с отличием". © Ю.М. Ткачевский

Profile

blinda_gafel: (Default)
blinda_gafel

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios